Miksir (miksir) wrote,
Miksir
miksir

Categories:

Сургутские реалии

Война за земли между застройщиками приобретает в Югре все более ожесточенный характер. По закону, для выделения земли под застройку многоквартирных домов требуется техническая возможность подключения к коммуникациям. В-основном, это электричество, водоснабжение и канализация. Отопление и горячая вода – исходя из проекта. Газ - желателен.
Подготовить новые территории под застройку должен владелец земли. Обычно это область или муниципалитет. Что, как мы понимаем, требует сил, затрат и инфраструктурных вложений. В-общем, дело муторное, непростое и небыстрое.

Зато проще простого – взять уже готовые участки со зданиями под снос, в которых эти все техусловия давным-давно обеспечены. И начать продавать. Спрашивается, а как же люди, проживающие там? Ха, люди… Пусть радуются, что хотя бы живы. С вами программа «Время Ч». Я – Михаил Кокорев. Здравствуйте!

АНОНС:

С вещами на выход. Руководство сургутского тубдиспансера выставляет на улицу пенсионеров и матерей-одиночек, лишая их законного жилья.
Бизнес на костях. Кому достанется лакомый кусок земли в кошерном месте Сургута?
Большие беды маленьких нефтяников. Почему власти города Сургута не обращают внимания на аварийные городские бараки?
Учиться – опасно! «Гранит науки» в прямом смысле может упасть на голову ученику. Сургутские школы разрушаются на глазах.
И снова многострадальный Сургут. Город, догнавший одноименный район по количеству проблем и несправедливости на один квадратный метр. И с каждым разом наша съемочная группа все больше и больше времени находится в сургутском коррпункте, проводя прием населения, изучая документы, схемы, опрашивая чиновников и пострадавших людей.

И с каждый разом нас все больше и больше удивляет то хладнокровное отношение к жителям, которое проявляют властные чины и народные избранники. Вот одна из многих подобных историй…

В 1993 году Бандаровская Роза с тремя малолетними детьми переехала из умирающей Воркуты в Сургут, устроилась работать медицинской сестрой в городской противотуберкулезный диспансер.

Руководство диспансера поселило семью Бондаровской в стареньком бараке напротив медицинского учреждения. Так как барак был техническим помещением и не предназначался для проживания, прописать туда работника с детьми было невозможно.

А детям для школы, детского сада и медицинских услуг, требовалась прописка по месту жительства. Три года многодетная мать, работая, чтобы поднять семью, на нескольких работах, упрашивала чиновников оформить ей прописку. Она обращалась и к руководству диспансера, и к депутатам, и к чиновникам администрации. Результата не было.

И его не было бы по сей день, не пойди отчаявшаяся мать на крайние меры – в 1997 году Бондаровская обратилась к президенту страны Борису Ельцину. Борис Николаевич на просьбу бедной женщины отреагировал.

Как всегда бывает в таких случаях, «получив по шапке» аж от президента России, администрация города спешно разрешила прописку в бараке, в котором проживала многодетная семья Бондаровской. А раз можно прописывать, то администрация диспансера стала использовать барак уже как официальное жилье для своих работников.

Прожив и проработав в Сургуте до пенсии, Роза Бондаровская в одиночку подняла своих детей, помогла им получить хорошее высшее образование. К слову сказать, дочка Розы – медик-интерн, сейчас находится в декретном отпуске. Но так же проживает в этом бараке со своей матерью и грудным ребенком.

И все бы ничего. Но не так давно, Сургутскому туберкулезному диспансеру построили новое здание в новом месте. Старое предназначено под снос, как и все строения на прежней территории учреждения.

И администрация диспансера предложила убраться семье Бондаровской с места проживания буквально на улицу. Ссылаясь, что «раз нет договора найма жилья, то и проживать они здесь не имеют права». Прописка ничего не дает. Предоставлять семье с грудничком другое жилье никто не собирается.

Начались угрозы, психологическое давление на женщин. Для убедительности, администрация диспансера отрезала в бараке электричество, воду и отопление. Со слов несчастных женщин, им было сказано, что они утонут, простите, в г*вне, но жить здесь не будут. Их выживут.

Куда только не обращались бедные женщины за защитой. И к мэру Попову, и в прокуратуру, и к уполномоченному по правам ребенка, и к депутатам, в частности, Рябчикову. Никто помогать им не хочет. Потому что земля окружная, к городу Сургуту отношения не имеет.

Руководство диспансера активно пытается выселить жильцов с барака. Со слов Бондаровских, практически под их окнами диспансер устраивал свалку использованных медпрепаратов и перевязочного материала от больных гнойной формой туберкулеза. А это, простите, уже ни в какие ворота не лезет.

Эти женщины в бараке живут не одни. Вместе с ними на территории разместились люди, некогда работавшие на тубдиспансер, а сегодня ставшие ненужными и неудобными. И всем предложено убраться.

Такое скотское отношение к людям непонятно. Взять, к примеру, молодую мамочку с грудничком. Мало того, что она мать и должна быть защищена законом, так еще она по образованию медик. Пускай пока еще и интерн. Но впоследствии она будет таким нужным медицинским специалистом в округе.

А округ сетует, что медиков не хватает, тратит колоссальные деньги, приглашая специалистов из других регионов России. И такое халатное отношение к своим, выращенным за счет Югры молодым медицинским работникам… Не слишком ли расточительно? Так ли сложно решить проблему с жильем у людей, отдавших Северу десятки лет?

Естественно, что задавленные и запуганные женщины вынуждены защищаться. Писать в вышестоящие инстанции. Вновь просить президента. И если Владимир Путин услышит, а он услышит, то не сомневаюсь - некоторым чиновникам снова «прилетит по шапке». Оно вам надо?

Грустно, что в такую неприятную ситуацию попадают нормальные люди, которые отдали всю жизнь Югре, а сейчас бедствуют по вине неадекватных чиновников. Но почему главный врач Сургутского диспансера Сергей Самохвалов так бездушно поступает с простыми людьми?

Или у эскулапа нет чувства соболезнования, сопричастности? Ведь может же помочь людям, проживающим в его бараках - общагах, но не помогает. Напротив, отрубает свет, воду, отопление, несмотря на то, что в одной из комнат живет грудной малыш.

А все дело, как мне кажется, в земле.

Земля, которая относится к диспансеру и на которой стоят злополучные бараки с жильцами, как и бывшее здание тубдиспансера, уже имеет все коммуникации.

И может быть продана учреждением застройщикам. А их там набралась целая очередь. К примеру, таких, как Югра-консалтинг, которая не выполняет свои обязательства по переселению граждан из бараков, откровенно кидая жителей и набирая миллиардные долги, за которые придется отвечать городу. Интересуются участком и компании, близкие к правительству округа.

И вот здесь, лишнее бремя в виде живущих в бараках семьях с грудными детьми руководству диспансера - как кость в глотке, мешает и раздражает. Ведь если землю вместе с бараками продавать, то придется строителям их расселять. Что не может нравиться покупателям и серьезно уронит цену земли на торгах.

Поэтому и начинаются «пляски» вокруг законов и давление на граждан, создание «локального Донбасса» путем отключения основных коммуникаций: электричества, канализации, отопления, воды. Либо замерзнут, либо съедут сами. Очередной «гуманный» способ заработать деньги на ровном месте.

И я уверен, что есть куча окружных чиновников, которые заинтересованы именно в таком исходе дела. Поэтому и «не видят» контролирующие органы нарушений, не реагируют. Высоки ставки у начальства и желающих оттяпать лакомый кусок. Жильцов - мало. Авось, выдавят…

А в другой жилой части Сургута назрела катастрофа помасштабнее. Жители квартала балков по улице Нефтяников уже не первый год бьют во все колокола о том, что их дома не просто разрушаются и изнашиваются. Они откровенно разваливаются.

Достаточно одного взгляда, чтобы понять, что балки на Нефтяников в Сургуте находятся в аварийном состоянии. Управляющая компания УК ДЭЗ, обслуживающая эти дома, просто не способна привести их в более-менее нормальный вид.

Да не особо-то и стремится, рассказали нам жильцы. Подъезды разрушаются, капитальный ремонт не проводился уйму времени (если проводился хоть раз), коммуникации изношены в край. Отсутствие ливневой канализации позволяет воде проникать под фундаменты домов, что приводит к затоплению подвальных помещений. Жители первых этажей говорят, что у них под полом живут лягушки, а на стенах - постоянная плесень. Электропроводка висит «лапшой» по стенам дома и подъездов, что периодически приводит к пожарам.

По нашим оценкам, в плачевном состоянии находятся все дома в этом квартале. А их там около 15. Дома, построенные еще при Союзе во время активного освоения нефтяных запасов Югры, стоят здесь уже более 30-40 лет. Несмотря на то, что предельный срок их службы составляет не более 15-20 лет. Многие из жителей – работники и пенсионеры «Сургутнефтегаза» - квартиры в этих домах выдавались сотрудникам именно этой компании. Поэтому такое говорящее название улицы – «Нефтяников».

Но бывшие и нынешние нефтяники, добывающие черное золото стране, живут здесь гораздо хуже, чем многие жители стран третьего мира. Такое ощущение, что никому нет дела до целой улицы нефтяников. Кому бы они ни жаловались - от главы Сургута Попова до депутатов сургутской Думы – активность видна только на бумаге. За годы своих переписок люди набрали целые тома обращений-ответов. И все тщетно. Жители домов готовы выходить на митинги, пикетировать здания администрации города и правительства округа.

Застройщики, несмотря на выгодное расположение квартала по улице Нефтяников, не спешат интересоваться этой землей и недвижимостью. Поскольку слишком большое количество людей придется расселять, прежде чем начинать снос ветхого жилья и застройку этого квартала.

Все ждут, пока округ не поставит изношенное жилье в государственную программу переселения. И вот тогда за освободившиеся земли с коммуникациями начнется жестокая борьба застройщиков разного типа и уровня приближенности к центральным властям.

Тогда и будет на чем погреть руки вороватому чиновнику. А пока – нет никакого дела ни до людей, ни до их судьбы.

Сургуту вообще в последнее время тотально не везет. С момента прихода откровенно слабого главы Попова, который не может ни собрать дееспособную команду, ни наладить работу чиновников на местах, в городской среде наметился стойкий кризис.

Город сегодня находится на грани социального взрыва. Обострились противостояния националистически настроенных группировок и приезжих за передел рынков и сфер влияния.

Жесткая критика в адрес Сургутского главы Попова по поводу качества дорог, все сильнее звучит из уст горожан. Влиятельная группировка бывшего мэра Сидорова при поддержке депутата госдумы Сердюка, который гонит и сбывает левый бензин через свою нелегальную нефтебазу и сеть автозаправок, вкупе с общим упадком управленческой культуры, нивелируют всю работу Попова и загоняют город в стойкий коллапс. Еще и с наличием противостояния внутри административного аппарата.

А то, с каким откровенным цинизмом проводится политика осваивания средств городскими управлениями и департаментами – неоднократно освещали в своих передачах я и главный редактор нашей телекомпании Эдуард Шмонин.

Хотя бы вспомнить то, как были освоены 14 миллионов рублей, выделенных городской Думой департаменту архитектуры на реконструкцию школы, помещения в которой обрушились чуть ли не во время учебного процесса.

Когда сначала запрашиваются средства в размере 7 миллионов рублей якобы «на реконструкцию» школы, несмотря на первоначальное целевое назначение – на снос. А потом, спустя время, заместитель департамерта архитектуры Усов запрашивает новые 7 миллионов, но уже (опять) на снос школы, т.к. реконструкция невозможна.

Это ли ни верх цинизма в освоении бюджетных средств? Или это безалаберность городских властей? Да такая, что поставила в ступор повидавшего виды спикера сургутской Думы господина Бондаренко.

Или вот приключилась новая напасть. 3 августа снова обрушилось здание в одной из школ города. Да, повезло. Никто не пострадал.

Перекрытия крыши спортивного зала в школе №38 в Сургуте, скорее всего, не выдержали нагрузки и рухнули, погребя под собой два спортивных зала и два плавательных бассейна. Чудом оказалось, что этот корпус был закрыт на реконструкцию, а обрушение произошло ночью.

По предварительным данным, из-за ошибок, допущенных при строительстве (школа сдана была в начале 90-х), и из-за отуствия, как мы предполагаем, подушек и укреплений под несущими бетонными лагами, со временем произошел износ конструкций, которые не выдержали вес крыши и обвалились на три этажа вниз.

Ущерб оценивается. Площадь разрушения составила около 320 квадратных метров. Но, на первый взгляд, этот спортивный корпус школы восстановлению не подлежит. Опять сносить? Или реконструировать через снос? Что на сей раз придумает Усов?

Т.е. более раннее обрушение никого ничему не научило. Понадобилось второе, да, более грандиозное, чтобы начать проверку всех школ, построенных по подобному проекту одним и тем же СМУ.

Но нужно проверять все школы. Потому что может повезти раз - другой. Но, однажды, не дай Бог, завалится школа во время учебного процесса. А с учетом денег, которые осваиваются городом со статусом Сургута – посадят максимальное количество тех, кто не успел сбежать. А скольких снимут?

Это уже не шутки, когда безалаберность, противостояние и желание отмыть «бабло» угрожают жизни десятков детей. Поэтому надо Сургуту заканчивать либо с противостоянием, либо Попов должен уже начинать проявлять жесткость и осмотрительность. Если, конечно, он хочет чего-то значить в городской жизни и дальше.

Успехов!



Ведущий: Михаил Кокорев;
Авторы: Эдуард Шмонин, Михаил Кокорев;
Съемка и монтаж: Вячеслав Галкин;
Продюсер: Эдуард Шмонин;

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments